Образование

Материал из Wikipedia Metonymia.ru
Перейти к навигации Перейти к поиску

Принимаются статьи в новый (первый в мире) строго-научный журнал точных наук о человеке: http://aleksejev.ru/nauka/.


Образование (гоблинское слово) - синкретический троп, обозначающий демагогическую смесь обучения и воспитания; культовое слово образованщины.

Принято считать, что в коммунистический период строилось «бесклассовое общество» и всё делалось в целях укрепления государства. На самом деле, именно коммунистами внедрено многое из того, что направлено на разделение населения на классы с официальным документарным подтверждением. Это началось в России ещё в XVIII веке вместе с постепенной подменой просвещения образованием, но именно коммунисты завершили эту реформу и переименовали просвещение в образование на законодательном уровне.

Вместо жалованных дворянских грамот коммунисты завершили начатое при царизме распространение на всю страну системы дипломов и отныне только получатели диплома о высшем образовании имели право быть принятыми на «работу», не связанную не только с физическим трудом, но и нередко с какими-либо трудовыми обязанностями. Постепенно это право сменилось от преимущественного к исключительному. Нечто подобное происходило одновременно в капиталистических странах, однако в России реформа, а по сути, подмена просвещения приняла тот уродливый характер, более свойственный странам с господствующей религией.

Ни для кого не секрет, что в созданной коммунистами системе образования получить диплом можно, не овладев требуемыми профессией знаниями. После распада СССР новыми властями была сохранена вся коммунистическая риторика в Законе об образовании, в котором написано, что образование осуществляется в интересах общества (читай: высшего общества), которое фигурировало в тексте Конституции СССР 1977 года. Более того: новые «либеральные» власти упростили систему экзаменов с тем, чтобы дети из семей высшего общества могли и впредь получать вожделённые корочки об образовании, открывающие им путь на заветные должности. Из видов экзаменов исключены собеседование и практическая работа. То, что сейчас именуют «практической работой», почти всегда - письменные отчёты. На всех этапах образования образующиеся экзаменуются посредством письменных работ, которые за образующихся могут тайно, а нередко открыто писать другие люди, в том числе - экзаменующие.

Сторонники образования

У сложившейся системы образования миллионы сторонников. Некоторые ругают систему образования чаще всего за ЕГЭ. Всё остальное их вполне устраивает. Сторонники образования почти единодушно выступают за сохранение пресловутой бесплатности, а также за увеличение доли гуманитарных предметов.

Сторонники нервно реагируют на предложения радикальной реформы системы образования и истерично - на предложения смены названия. Забавно, но они не знают, что коммунистами была переименована не только полиция в милицию, но и просвещение в образование. Когда им указывают на это, они начинают причитать о том, что, дескать, образование круче, чем просвещение, поскольку образование от слова «образ». На этом внятные аргументы сторонников образования заканчиваются.

Страдая юридическим нигилизмом, они не ведают и того, что согласно Закону об образовании образование мыслится как синкретическая мешанина обучения и воспитания. Опять же как только стороннику образования подсказываешь это, он тут же начинает верещать о том, что образование круче как просвещения, так и обучения тем, что образованием занимаются не обычные люди, а своего рода экстрасенсы, которые между цитатами из учебников вставляют магические заклинания и одушевляют учащихся, превращая их в культурные личности и т.п.

Где в России пока ещё осталось чистое обучение?

Слово «обучение» является метонимией «обучения навыкам» и является однокоренным слову «учение». Обучаться можно не только навыкам труда, управления технологиями, но и навыкам поведения и речи. К примеру, попов обучали петь псалмы, а дворянок – размахивать веером и говорить по-французски.

Так, если на уроках математики учащиеся обучаются навыкам исчисления и логического мышления, то на лекциях по культурологии - навыкам русского гуманитарского диалекта, который отличается от обычного языка обилием мёртвых, тотально омонимизированных слов. Если в первом случае мы имеем чистое обучение, то во втором случае - его подмену.

Чистое обучение в нашей стране осталось:

1) всюду там, где заказчик обучения напрямую (минуя систему образования) нанимает обучающего. Примеры: обучение репетитором, обучение навыкам работы за компьютером, обучение экстремальному вождению, обучение скалолазанию, обучение готовке, производственное обучение и т.п. и т.д.

Если нанятый вами человек для обучения вас либо вашего ребёнка, к примеру, навыкам игры на гитаре, вдруг предложит вам услуги воспитания или того хуже - безо всякого предупреждения начнёт нравоучать вас либо вашего ребёнка, вы праве немедленно расторгнуть с ним сделку или просто послать его;

2) там, где обучение хотя и опосредовано органами власти, а нередко самой системой образования, но направлено на обеспечение безопасности жизнедеятельности, например - дорожного движения. В этом случае подмена обучения «воспитанием» неминуемо ведёт к росту чрезвычайных ситуаций, травматизма и смертей.

Представим ситуацию, что бездарям и тупицам разрешат вместо водительского удостоверения получать диплом о высшем водительском образовании. Это позволит бездарям и тупицам не обучаться навыкам вождения, не учить правила дорожного движения, а посещать лекции, скажем, по культуре вождения и т.п., на которых они будут обучаться, по сути, русскому гуманитарскому диалекту. Такой бездарь разобьёт свой автомобиль об транспортные средства других участников дорожного движения, погубит жизни и будет гордо козырять своим дипломом о высшем образовании и обвинять всех вокруг в бескультурье и необразованности.

Чем отличается образование от обучения?

Образование отличается от обучения следующим:

Обучение состоит из 99,9% обучения.

Образование состоит условно из 50% обучения и 50% чего-то другого.

Эта пропорция условная, она может меняться в ту иную сторону от 10% до 90% и т.п. Там, где учатся отпрыски членов «общества», доля «чего-то другого» может достигать 99,9%.

Образование – метонимия «образования личности человека». Неудивительно, что в Законе об образовании в определении образования человек, по сути, отсутствует, а в определениях обучения он присутствует явно. Потому что обучается сам человек, а вот кто/что образовывается – неясно. Человек не может образовываться, образуется – некая личность. Между тем согласно нормам русского языка и хозяйственной практике (см. ГК РФ), в которой действует живой русский язык, личность – это всего лишь титульная принадлежность человека типа анкетных данных и т.п. Вероятно, «личность» - это устаревший синоним «собственности». До XX века писателями слово «личность» обычно использовалось в насмешливо-ругательном тоне и только в коммунистический период оно вошло окончательно в словесный иконостас.

Согласно тексту Закона об образовании, а также педагогической мифологии, это «чего-то другое» является «воспитанием».

Однако исконно воспитанием в русском языке называется совместное проживание, питание (!), труд, охота или война, в течение которого дети и молодёжь берут пример со старших сожителей/соратников. И никакого другого воспитания, кроме как семейного и общинного, не существует. Показательно даже то, что слово «образование» изначально применялось к воспитанию детей попов в образовательных интернатах общинного типа и детей дворян в их семьях. И только двумя столетиями позднее коммунистами это понятие было распространено на посещение школ, вузов и т.п. Нужно ли напоминать, что коммунисты отвергали семью, законный брак и некоторое время упорно пытались разрушить институт семьи? Для коммунистов что интернат, что колония - одно «семья». Что тюрьма, что воля, что неволя - всё одно коммунистическое «воспитание».

В настоящее время воспитание осуществляется, помимо семьи, с натяжкой в:

  • детских садах,
  • детских домах, интернатах и т.п.,
  • учреждениях закрытого типа для людей с задержкой умственного и психического развития., психическими отклонениями и патологиями,
  • воспитательных колониях,
  • религиозных общинах, сектах; и т.п.

Воспитание как таковое вне семьи ограничено:

  • малолетними детьми,
  • людьми с задержкой умственного и психического развития, психическими отклонениями и патологиями,
  • несовершеннолетними правонарушителями и преступниками.

Всё остальное, что именуется «воспитанием», не более чем - потрясание воздуха словами типа «культура», «духовность», «нравственность», «православие» и т.п.

Войдите в обычную школу или в случайный вуз. Ответьте на вопрос: где, когда и как осуществляется «воспитание» или то, что отличается от обучения и возвышает его до образования? Может быть, когда учитель говорит ученику, на его глазах убившего принесённого в ранце котёнка: «Так нельзя, это некультурно»?

Или же когда пожилая учительница орёт на детей: «Вы хлебные корочки кидаете на пол, а я в послевоенный период их с помойки подбирала!».

А может быть на уроках/лекциях культурологии, на которых произносятся слова «культура», «духовность» и прочий словесный мусор?

А если ребёнок уже в 14 лет нравственнее каждого учителя и преподавателя? А если половина учащихся старше 18 лет воспитаннее каждого учителя и преподавателя? И на каком основании совершеннолетних не осужденных граждан кто-то вправе воспитывать? Это вопиющее нарушение конституционных прав граждан, закреплённых в ряде статей Конституции РФ 1993 года и прежде всего в ст. 26. Я уже не говорю о том, что принудительное «воспитание» совершеннолетних не осужденных граждан осуществляется на средства из бюджета страны людьми, многим из которых место в исправительных колониях.

Образование отличается от обучения подменой части или всего обучения словоблудием.

Почему сторонники образования защищают образование?

Чтобы ответить на этот вопрос, сначала ответьте на вопрос, а почему многие люди с яростью ругают не только нелегальных трудовых мигрантов, но и легальных трудовых мигрантов? Хуже того - гневно отвергают возвращение на родину соотечественников, например, крымчан.

Прикрываясь болтовнёй о сохранении русской идентичности и прочими мантрами, те и другие обеспокоены прежде всего:

  • сохранением своего места в «обществе»,
  • сохранением либо улучшением места в «обществе» своих детей.

Радикальное изменение системы образования может означать полное перераспределение должностей и прочих доходных мест в стране. Именно этого прежде всего опасаются сторонники образования, прикрываясь словоблудием о заботе нравственного воспитания населения и т.п. Поскольку подмена обучения «воспитанием», «образованием» позволяет стереть различия между одарёнными гражданами, имеющими задатки к обучению, и заурядными отпрысками членов «высшего общества», нередко страдающими задержкой умственного и психического развития.

Сторонникам образования нужна система образования для того, чтобы они занимали важное положение в «обществе» и им безразлично, что последствием подмены обучения образованием являются:

  • разворовывание средств на обучение,
  • нередко безграмотность, а порой и полное профессиональное несоответствие выпускников образовательных заведений вследствие гуманитаризации образования,
  • низкая производительность труда в промышленности вследствие гуманитаризации образования,
  • высокий производственный травматизм и высокая производственная смертность рабочих, потративших сотни часов на своё «воспитание» вместо обучения производственной безопасности,
  • истерия пессимизма, нагнетаемая деятелями гуманитарных и общественных наук, привлекаемых в образовательный процесс только для того, чтобы бездари и тупицы получали дипломы о высшем образовании,
  • отток капиталов, низкая инвестиционная привлекательность России вследствие пессимизации России деятелями гуманитарных и общественных наук.

Краткий экскурс в историю «образования»

Если вы попросите торговца рассказать историю колы, то не удивляйтесь тому, что он начнёт рассказывать вам историю соков, в каждое предложение вставляя слово «кола». Точно также ведут себя сторонники образования: они с поразительной наглостью врут не только о том, что история образования в России насчитывает более тысячи лет, но и о том, что слово «образование» в значении «обучение» или «просвещение» употребляется в русской речи более 500 лет. В некоторых словарях написано, что слово «образование» в этих значениях встречается в русских памятниках права с XVI века, а в других публикациях утверждается, что Петр I издавал указы об образовании!

Что же это за памятники права, «торговцы колой» умалчивают.

Просвещение в Средние века

Согласно «Повести временных лет» первое книжное училище на Руси учреждено в 988 году в Киеве князем Владимиром и имело название «Книжное учение». В этом книжном училище обучалось около 300 учеников. Такие заведения в дальнейшем чаще встречались при монастырях и храмах.

В мае 1086 года на Руси появляется самое первое женское училище, основателем которого является князь Всеволод Ярославович. С 1096 года книжные училища открываются по всей Руси.

С XV века учебные заведения при монастырях перестают строиться, и появляются частные школы.

В Стоглаве, принятом Стоглавным собором в 1551 году, слово «образование» действительно встречается. Один раз. В контексте сатанинских песен и пьянства в словосочетании «скаредное образование». А также однокоренные глаголы, не имеющие к данной теме никакого отношения. Зато там же неоднократно встречается слово «просвещение» в контексте чтения книг, освящения, а также однокоренные глаголы, имеющие отношение к теме. Глава 26 Стоглава посвящена книжным училищам, из содержания которой можно сделать вывод, что законодатель той поры учение в книжных училищах разделял на две основные части:

  1. изучение грамоты, письма и «всякого благочиния псалмопения»,
  2. внушение страха божьего, сохранение учениками девственности, предотвращение онанизма и т.п.

Первое, очевидно, - это собственное обучение, а второе - пресловутое воспитание. Отметим, что слова «обучение» и «воспитание» в Стоглаве отсутствуют.

Просвещение в императорской России

В 1697 году Петр I отправляет несколько групп молодежи за границу для обучения кораблестроению и мореходному делу. «По возвращении домой с этих проводников культуры легко свеивались иноземные обычаи и научные впечатления, как налёт дорожной пыли, и домой привозилась удивлявшая иностранцев смесь заграничных пороков с дурными родными привычками, которая, по замечанию одного иноземного наблюдателя, вела только к духовной и телесной испорченности и с трудом давала место действительной добродетели - истинному страху божию. Однако кое-что и прилипало» [1].

Осознав бессмысленность зарубежного обучения, в начале XVIII столетия Петр I начинает создавать «систему» светского просвещения, целью которого было подготовка учащихся к военной службе, для работы на заводах и верфях.

Отметим, что в указах Петра I отсутствуют слова «образование», «просвещение», «воспитание», а присутствуют только учение и обучение. Царь преследовал конкретные цели и не терпел пустозвонства.

Указами Петра I в 1701-1719 годах в Москве, Петербурге и других городах были учреждены математические, мореходные, артиллерийско-инженерные, инженерные, адмиралтейские, медицинские и т.п. школы, в которых добровольно и принудительно принимались мальчики и юноши в возрасте от 12 до 20 лет из дворян и «разных чинов». По тем временам Школа математических и навигацких наук была первой и самой крупной реальной школой в Европе.

В 1701 году по указанию Петра I провел реорганизацию Московской Славяно-греко-латинской академии. Академия превращена в крупное высшее учебное заведение. В 1717 году в ней значилось 290 учеников, а в 1725 году - 629. Другим высшим духовным учебным заведением оставалась Киевская академия.

В 1705 году была открыта первая в России гимназия.

В 1711 году Петр I отправил Ф.С. Салтыкова закупать суда для русского флота. Откуда тот вернулся с идеей организации женского просвещения, предложив «во всех губерниях учинить женские школы и на то обратить женские монастыри». В его замыслу в школах должны были обучаться девочки от 6 до 15 лет. Программа женских школ ограничивалась чтением, письмом, счетом, французским и немецким языками, рисованием, музыкой, пением и танцами. Кроме учителей в женских школах имелись специальные надзирательницы, которые обучали школьниц внешним манерам и правилам поведения.

Указом 20 января 1714 года Петр I установил обязательное элементарное обучение для этого сословия с участием цифири (арифметики) и геометрии. «Трудно представить себе, сколько хлопот наделала сословию эта учебная повинность…. Дворяне-родители должны были пробавляться подручными домашними средствами педагогики, о которых очень много занимательных и характерных известий сообщают в своих записках пользовавшиеся ими дворяне XVIII века» [2].

28 февраля 1714 года Петром I издан указ об открытии во всех губерниях при архиерейских домах и в больших монастырях цифирных, или арифметических, школ, в которых надлежало «учить цифири и некоторую часть геометрии». Этим актом вводилось обязательное обучение для «дворянских и приказного чина, дьячьих и подьяческих детей от 10 до 15 лет». Вскоре к обучению в цифирных школах стали привлекаться дети духовенства и купечества. Обучение должно было быть бесплатным. Для преподавания в открываемых цифирных школах использовались воспитанники Московской школы математических и навигацких наук и Морской академии.

Учителям предлагалось выдавать ученикам по окончании школы «свидетельствованные письма за своею рукою» и следить, чтобы без таких свидетельств им не давали «венчаных памятей» (то есть разрешения жениться).

В 1715 году высшие классы Школы математических и навигацких наук были переведены в Петербург, где на основе их образована Морская академия.

Одно сословие за другим просило царя об освобождении от принудительной повинности учить сыновей в новых школах. В 1716 году от обязательного обучения в цифирных школах освобождаются дворянские дети. В 1720 году из разных городов стали поступать челобитные об освобождении детей посадского населения от обязательного обучения в цифирных школах. Петр I удовлетворил просьбу купцов и приказал принимать в учение посадских детей только по желанию их родителей.

В первой четверти XVIII века была создана сеть новых духовных школ.

В связи с осуществлением административных реформ была сделана попытка организовать обучение для подготовки канцелярских служащих. 10 ноября 1721 года был издан указ об учреждении школы для обучения подъячих. В начале XVIII века для изучения иностранных языков были заведены государственные «разноязычные» школы и сделана попытка организации особой, так называемой «большой школы».

Феофан Прокопович, один из самых видных деятелей церковного просвещения, составил «Духовный регламент», утверждённый царем 25 января 1721 года. В данном памятнике права слово «образование» и его однокоренные отсутствуют, зато присутствуют оригиналы либо производные слов «обучение», «воспитание» и «просвещение».

По «Духовному регламенту» епископам вменялось в обязанность открывать архиерейские школы для подготовки священников при всех архиерейских домах.

В 1721-1725 гг. было открыто 13 архиерейских школ, а всего к началу второй четверти XVIII в. их имелось около 45 с 3 тысячами учащихся. В большинстве этих школ обучали славяно-российской грамоте и церковной службе, нередко арифметике и геометрии. Многие из этих школ сначала помещались вместе с цифирными и как бы дополняли друг друга.

После издания «Духовного регламента» в архиерейские школы перешла значительная часть учащихся из цифирных, по этой причине некоторые архиерейские школы стали превращаться в средние духовные учебные заведения - семинарии, в которых кроме духовных дисциплин изучались логика, география, история и другие предметы.

Число детей, подлежащих обязательному обучению в цифирных школах, все уменьшалось. В 1722 году в связи с изданием «Духовного регламента» (1721) и организацией архиерейских школ Сенатом было указано обучать детей духовенства в этих новых школах.

Повелением императора (28 января) 8 февраля 1724 года была создана Академия наук и художеств, в которой учиться было разрешено отрокам не только дворянского происхождения [3].

Слово «образование» часто встречается в текстах авторов второй половины XIX века и более поздних применительно обычно к детям дворян и попов и нередко в язвительном тоне. «Обыкновенно первоначальным образователем дворянина средней руки был сельский грамотей-пономарь или заштатный поп. В руках этих наставников розга была самым надежным педагогическим средством, лучше сказать, заменой всякой педагогики. Здесь учили читать по Часовнику и Псалтирю и реже кое-как писать… Эстетическая цель общего образования разрешилась в две практические задачи домашнего и школьного воспитания:

  1. усвоить искусства, украшающие общежитие, делающие человека приятным в обществе;
  2. приобрести знания, украшающие ум, делающие его приятным для его обладателя.

Таковы были основные задачи высшего общего образования в русских школах, возникших после Петра…

Первым рассадником гуманитарного, не технического образования была открытая по смерти Петра, но по его плану в 1726 году Академия наук. Ради дешевизны при этой Академии учреждены были и учебные заведения - университет, который должен был готовить ученых мужей для Академии, и гимназия для приготовления студентов этого университета. …

Университетские управители и преподаватели отличались грубостью обращения со студентами, доходившей до сечения последних; студенты отвечали на это невероятной грубостью поведения.

В первое время по открытии в университете числилось 100 студентов; тридцать лет спустя их было всего 82; в 1765 году на юридическом факультете числился всего 1 студент и 8 лет числился 1 профессор-юрист; только через 13 лет на открытии, в 1768 году, студент этого университета впервые получил ученую степень доктора.

Екатерина напрасно пыталась оживить преподавание в университете, усиливая его средства жалуя ему даже деревни с крепостными крестьянами. При Московском университете, как и при Академии наук, учреждена была гимназия, даже с параллельными классами для дворян и для разночинцев, рядом с которыми дворяне не хотели сажать своих детей в школе. Но и в этой гимназии преподавание шло на французском и немецком языках и шло не лучше петербургской академической.

Общее образование в XVIII веке не привилось к общеобразовательным учебным заведениям по причине очень понятной: с общим образованием в понятиях тогдашних людей неразрывно связан был курс светских приличий, которых не преподавали в этих заведениях…

Высший слой дворянства воспитывал своих детей дома. Воспитателем в знатном русском дворянском доме сперва был обыкновенно немец, а в царствование Елизаветы Петровны его стал заменять француз: это был столь памятный в истории нашего образования французский гувернер или «учитель»… На их невежество жалуется Указ Елизаветы от 12 января 1755 года об учреждении Московского университета… Указ признает необходимым заменить этих негодных привозных воспитателей достойными и сведущими в науках «национальными людьми»» [4].

Кстати, в данном указе также отсутствует слово «образование», зато упоминаются «просвещенный разум», «просвещенный народ», многократно «обучение» и дважды «воспитание».

«Но воспитателей из «национальных людей» было очень мало, как можно судить по описанному состоянию обоих университетов, старого академического и новооткрытого московского. Вот почему дворяне долго должны были пробавляться привозными гувернерами, которые по крайней мере распространяли в высшем дворянском кругу знакомство с французским языком, служившим тогда главным средством образования. Такое направление получило дворянское воспитание к половине XVIII в. Не трудно догадаться, какие понятия, чувства и манеры оно прививало.

Образование, полученное в отечестве, многие довершали поездками за границу, преимущественно во Францию; но там искали не пополнения пробелов знаний, а новой пищи для вкусов, развитых домашним воспитанием и окружающей средой…

Так, в журнале «Трутень» за 1770 год писали, что русские молодые люди вывозили из чужих земель только сведения о том, как там одеваются, какие бывают зрелища и другие увеселения, и никто не расскажет о нравах, учреждениях и законах просвещенных народов. Тот же журнал раньше в своих сатирических объявлениях поместил такую публикацию: «Молодого российского поросенка, который ездил по чужим землям для просвещения своего разума и воротился уже совершенною свиньей, желающие могут безденежно видеть по многим улицам сего города. Других плодов и трудно было ожидать от этих увеселительных, а не воспитательных заграничных поездок. Какое общежитие могло сложиться среди людей, получивших такое воспитание?» [5].

В 1782 году основана Комиссия об учреждении народных училищ, которая манифестом Александра I от 8 (20) сентября 1802 года «Об учреждении министерств» в целях «воспитания юношества и распространения наук» преобразована в Министерство народного просвещения. Это министерство просуществовало с 1802 по 1917 годы.

В § 11 Манифеста об «Общем учреждении министерств» от 25 июня 1811 года, явившемся завершением министерской реформы, начатой введением министерств в 1802 году, однократно употреблено слово «образование» в следующей фразе: «Министерство народного просвещения ведает все ученые общества, академии, университеты, все общие учебные заведения, исключая духовные, военные и те училища, кои особенно учреждены для образования юношества к отдельной какой-либо части управления, как-то: Горный корпус и другие сему подобные установления, кои, находясь в особенном ведомстве, сохраняют однако же в делах общих нужную связь и сношение с министром просвещения» [6]. Из данной фразы чётко видно, что сфера образования не относится к сфере просвещения!

Кончина просвещения

На рубеже XVIII-XIX веков слово «образование» становится модным в кругу попов, дворян и богатых мещан, у которых отсутствовали какие-либо задатки к точным наукам. Этим словом они обозначали вид альтернативного обучения, отличающийся почти полным отсутствием полезности и практичности (не считая навыка паразитирования). Такое альтернативное обучение происходило обычно в домашних условиях, а его результатом было усвоение иностранных или мёртвых языков, а также аристократических манер поведения. Получатели такого образования, чтобы повысить его значимость, принялись дружно награждать друг друга титулом «получившего блестящее образование». Такую характеристику имеют почти все попы и дворяне, не прошедшие реального обучения. В каждой книге, написанной графоманом XIX века, вы найдёте упоминания о «получивших блестящее образование», которые по большому счёту ничего не умели и ничего кроме графомании и не создали толкового.

Благодаря таким «получившим блестящее образование» слово «образование» зачастило в официальных текстах Российской империи незадолго до её кончины. Так, 11 (24) марта 1916 года в Министерстве народного просвещения был создан Совет по делам профессионального образования.

В октябре 1917 года Министерство народного просвещения прекратило своё существование, его функции перешли к Народному комиссариату по просвещению РСФСР.

26 (13) июня 1918 года был опубликован декрет СНК за подписью В.И. Ленина, М.Н. Покровского и В.Д. Бонч-Бруевича «Об организации дела народного образования в Российской республике. Положение». Именно в советский период произошло быстрое вытеснение слова «просвещение» словом «образование». Слово «образование» проникло абсолютно во все официальные документы об обучении и воспитании, начиная от их названий и кончая содержанием.

В ст. 25 Конституции СССР 1977 года сказано, что в «СССР существует и совершенствуется единая система народного образования, которая обеспечивает общеобразовательную и профессиональную подготовку граждан, служит коммунистическому воспитанию, духовному и физическому развитию молодежи, готовит ее к труду и общественной деятельности».

В Конституции РФ 1993 года слова «обучение», «воспитание», с одной стороны, а с другой стороны, «образование» располагаются в разных статьях (ст. 26 и ст. 43). При этом слова «обучение» и «образование» не пересекаются ни в одной статье, а «воспитание» и «образование» пересекаются во второстепенных нормах.

В обеих Конституциях отсутствует «просвещение».

Причины и суть подмены просвещения образованием

Рассмотрим основные причины этой подмены в советский период.

1. Смена названия ради смены. По такому же принципу полиция была переименована в милицию, переименовывались улицы, города и т.п. и т.д.

Милиция была обратно переименована в полицию в 2011 году, улицы и города переименовываться стали ещё раньше. Переименования образования в просвещение ждать не приходится, поскольку проблема не столько в названии «системы», сколько в её сущности. За прошедшие 100 лет просвещение почти полностью утратило свои былые цели и превратилось в средство занятости и наживы для миллионной армии прихлебателей, гордо называющих себя интеллигентами.

2. «Образование» - омоним, идеально сочетающийся с омонимом «личность», который в свою очередь идеально сочетается с омонимом «общество», который в свою очередь - с «культурой» и т.п.

3. Акцентуация на посредника, обозначаемого омонимом «общество».

Это следует из особенностей употребления слова «образование» в русской речи.

Действительно:

  • человек может сам себя обучить, воспитать, просветить,
  • человек может обучить, воспитать, просветить другого человека.

Но:

  • человек не может сам себя образовать,
  • человек якобы может образовать другого человека (с натяжкой - рождение матерью ребёнка, клонирование, некоторые другие случаи).

«Образование» предполагает посредника между любыми двумя человеками, один из которых «образуется», а второй - «образовывает».

Данная особенность закреплена в ст. 10 действующего Закона об образовании, которая утверждает, что организации, госорганы, «образующиеся» и их родители входят в единую систему! И это в стране, Конституция которой в ч. 2 ст. 26 провозгласила свободу каждому выбора воспитания и обучения.

4. Использование «системы образования» для пропаганды коммунистической религии в 1918-1991 годы и демократической религии с 1991 года.

5. Продвижение по социальному лифту бездарей и тупиц.

Преимущества образования по сравнению с обучением с точки зрения социальных паразитов

Перечислим главные преимущества образования по сравнению с обучением с точки зрения высшего общества:

  1. Система образования представляет собой социальный лифт, посредством которого олигофрены, люди с задержкой умственного и психического развития посредством прилежного посещения занятий, взяток обучающим и экзаменующим получают свидетельство о высшем образовании, открывающим им путь в служащие, интеллигенцию, начальники и т.п.
  2. Система образования создает препятствия для действительно одарённых людей, которых понуждают 15 и более лет посещать образовательные учреждения, высиживать тысячи часов бесполезных занятий, заучивать ахинею и покорно сдавать зачёты и экзамены ради документального подтверждения того, кем они и так являются. Не все одарённые люди выдерживают такое издевательство над собой и не получают диплом о высшем образовании. Забавный факт: такие люди часто вынуждены подрабатывать написанием учебных работ для первой категории населения.

Пути совершенствования

  1. Исключить из официальной лексики слова «система» и «образование».
  2. Отменить Закон об образовании как антиконституционный. Принять Закон об обучении.
  3. Разделить Министерство образования и науки на Министерство знаний и Министерство науки. Основная задача Министерства знаний - защита прав и интересов учащихся.
  4. Упразднить учебные степени «среднее образование», «высшее образование» и учёные степени как средневековые пережитки, делящие население на «высшее общество» и «народ». Все профессиональные звания заменить званием «специалист».
  5. Обязательными для изучения науками признать только:
  • науки, учащие человека писать, говорить, мыслить,
  • точные науки,
  • науки о здоровье и безопасности человека,
  • науки о законодательстве.

6. Недопустимо обязывать и уголовно наказуемо понуждать учащихся изучать заведомо спорные и ложные учения. Недопустимо и уголовно наказуемо приучение учащихся к конституционному и гражданско-правовому нигилизму.

7. Обязательство учащегося изучать обязательные науки, посещать обязательные уроки вплоть до своего 18-летия даёт ему право:

  • получать стипендию за хорошую и отличную успеваемость,
  • бесплатно изучать рекомендованные науки до и после достижения 18-летия.

Использованная литература

  1. Ключевский В.О. О русской истории. М.: Просвещение, 1993. С. 451-453.
  2. Ключевский В.О. Западное влияние в России после Петра. М.: Наука, 1983.
  3. Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. VII. № 4443. С. 220-224.
  4. Ключевский В.О. Западное влияние в России после Петра. М.: Наука, 1983.
  5. Там же.
  6. Российское законодательство X-XX вв.: в 9 т. Т.6. Законодательство первой половины XIX века. Отв. ред. О.И.Чистяков. М., Юридическая литература, 1988.