Нигилизм общественных наук

Материал из Wikipedia Metonymia.ru
Перейти к: навигация, поиск

Принимаются статьи в новый (первый в мире) строго-научный журнал точных наук о человеке: http://aleksejev.ru/nauka/.


Библиографическая ссылка на статью: Алексеев В.М. Общественные науки, конституционный и географический нигилизм // «Академия Тринитаризма», М.,Эл № 77-6567, публ.19324, 26.07.2014.

Предисловие

Общественные науки проявляют вопиющий конституционный и географический нигилизм.

Конституционный нигилизм состоит в произвольном толковании важнейших понятий Конституции РФ, Гражданского кодекса РФ и других действующих ключевых законов нашей страны. А некоторые общественные науки (культурология, философия и т.п.) на российское законодательство не обращают ни малейшего внимания, придумывая какое-то своё право, соответствующее интересам некоторых зарубежных стран.

Географический нигилизм заключается в произвольном толковании рас, географических направлений и придумывании частей света со ссылкой на какие-то «исторические традиции», берущие начало от Геродота и ранее.


Общественные науки - науки об обществе в единственном числе

Общественные науки можно определить как науки об обществе в единственном числе. Для обществоведа в каждой отдельной взятой стране имеется только одно общество, при этом на всей планете - всего два общества: «западное общество» и «восточное общество». У каждого единственного общества есть своя единственная культура и единственная цивилизация и их так же на всей планете две разновидности - «западная» и «восточная».

В этом их принципиальное отличие от юридических наук, которые призваны толковать Конституцию РФ, а в той, как известно, существительное «общество» отсутствует. Во втором по значимости нормативном правовом акте - Гражданском кодексе РФ - регулируется множество обществ, не только существующих единовременно, но и постоянно создаваемых, изменяемых и ликвидируемых, что с точки зрения общественных наук немыслимо.

I. Конституционный нигилизм

Общественные науки отличаются от точных наук прежде всего отсутствием точности в передаче информации. Авторы учебников не только не предупреждают читателей о том, что так сложилось, но почти все ключевые понятия Конституции РФ и ГК РФ, широко используемые общественными науками, теряют связь между собой, если они написаны однокоренными существительными и прилагательными. Многие машинально думают, что раз «государственная собственность» - то это что, принадлежит государственным органам, а всё вместе это и есть государство, то есть всё то, что отличает и отделяет от населения. И на основе этого делают вывод, что «государство - это государственные органы». Некоторые авторы прямо утверждают, что «государство - самая вооруженная в стране организация».

В редких случаях прилагательное «государственный» может иметь объем понятия, такой же как у государства. Например, в тексте Конституции РФ «государственное единство» = «государственная целостность» = «целостность государства».

Авторы постоянно спекулируют на задорновщине, то есть глупом истолковании однокоренных существительных и прилагательных друг через друга, а также разных слов на основе схожести значений корней и одинаковости суффиксов.

Например, «государство» толкуется как синоним «правительства», поскольку в обоих словах есть похожие по смыслу слова «государь», «правитель», кроме того их объединяет суффикс «-ств». Обществоведы часто под государством подразумевают правительство и изредка оговаривают, что государство помимо правительства включает в себя законодательные органы и судебную систему. При этом ещё разводят дискуссию о том, что государство - враг независимого парламента и враг независимых судов и т.п.

На самом деле, это разные понятия. Слово «правительство» тесно связано с однокоренными понятиями «правление», «управление». Аналогичные связи у слова «государство» отсутствуют.

Гораздо более правильную сверку значения слова позволяют однокоренные глаголы, которые чётко показывают исконную область применения существительного. Именно однокоренные глаголы позволяют отличать исконные русские слова от заимствованных.

И что показательно: почти все ключевые слова общественных наук крайне бедны глагольными формами, что является как следствием их кабинетного насаждения в речь, так и того, что обществоведов не интересует реальная деятельность. Можно править, но нельзя государить. Можно государствовать, то есть царствовать. Государствует государь. В РФ нет государя; есть президент, который, согласно Конституции РФ, - глава страны.

Из редких исключений - обобществить, окультурить, цивилизовать, образовывать. Все такие глаголы имеют страдательный залог, также как христианизовать и т.п. Страдательный залог - прямое следствие представления общества как посредника между человеком и получаемыми им благами.


Обществоведами широко применяются тропы, омонимы с тем, чтобы затруднить понимание написанного и ввести читателя в заблуждение. Так, «государство» в их текстах - метонимия «государственных органов». Но они не предупреждают об этом читателя, в результате чего «государство» становится омонимом, имеющим существенно другое значение, чем «государство» в действующем законодательстве РФ.


Рассмотрим словесные спекуляции на примере двух самых главных понятий общественных наук: государство и общество, при этом первое понятие является главным понятием Конституции РФ, а второе, взятое во множественном числе, одно из ключевых понятий ГК РФ.


Государство в Конституции РФ

В Конституции как существительное это слово употребляется в значении «страна», это наиболее чётко видно в ч. 1 ст. 1, ч. 2 ст. 5, ч. 1 ст. 61, ч. 1 ст. 82. Ч. 1 ст. 1 «Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления». Пожалуй, единственное исключение составляет невнятная формулировка ч. 2 ст. 14, которая, по форме, - фразеологизм.

Не из какого контекста Основного закона не следует, что государство - это организация, совокупность государственных органов и т.п.

Государство много больше, чем государственные органы, государственная собственность и т.п., поскольку Конституция РФ, ГК РФ наряду с ними предусматривают другие виды органов, организаций, собственности и т.п. и т.д.

В ч. 3 ст. 5 Конституции РФ чётко сказано, что система государственной власти положена в основу не страны, а лишь её федеративного устройства. И т.п.

Общество

Общество в Конституции РФ

Здесь ещё проще. В Конституции РФ этого существительного нет. Зато оно 25 (!) раз в форме единственного числа фигурирует в Конституции СССР 1977 года и только один раз в форме множественного числа - «добровольные общества».

Прилагательные. Их всего 3.

Общественные объединения - согласно ГК РФ, это некоммерческие организации, то есть юридические лица, то есть общества во множественном числе.

Общественная безопасность, общественный порядок - в силу отсутствия существительного «общества» - это либо безопасность (порядок) обществ в значении главы 4 ГК РФ, либо «общая безопасность (порядок)».

Отметим, что «общественная безопасность» довольно плохо увязывается с «безопасностью» граждан в ч. 3 ст. 37 и ч. 1 ст. 56 и «безопасностью государства» в ч. 3. ст. 55. То есть «общественная» бывает и «личной», в то же время «государственной».

Примечательна статья 33 Конституции РФ: «Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления». Аналогично употребление «коллективные» в ч. 4 ст. 37.

Всюду «индивидуальные» равно «личные», «коллективные» - «от двух и более лиц». Как видим, законодатель не отождествляет «общественное» и «коллективное».

Общества в ГК РФ

В ГК РФ общества (юридические лица) отличаются от граждан строго тем, что являются организациями.

ГК РФ допускает 3 (а по сути 2) вида организаций:

  1. некоммерческие организации:
    1. общественные организации,
    2. религиозные организации,
  2. коммерческие организации,
  3. государственные и муниципальные организации (именуются учреждениями, предприятиями и т.п.) - которые, по сути, разновидность первых двух.

Отметим, что словосочетание «общественная организация» - тавтология.

Так, согласно ч. 1 ст. 117 ГК РФ: «общественными и религиозными организациями (объединениями) признаются добровольные объединения граждан, в установленном законом порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных или иных нематериальных потребностей».

Чем это определение не устраивает авторов общественных наук? Тем, что:

  1. общества во множественном числе,
  2. общества - добровольные объединения,
  3. возникают в установленном законом порядке.

В ГК РФ существительное «государство» употребляется крайне редко.

В ст. 125 ГК РФ указано, что от имени субъектов гражданского права, указанных в ст. 124 ГК РФ (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования) выступают органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также по их специальному поручению от их имени - юридические лица и граждане.

Простыми словами, органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также по их специальному поручению от их имени юридические лица и граждане, - это не более чем аналог некоей управляющей компании, у которой в собственности нет ничего, что указано в ст. 124 ГК РФ.


Рассмотрим толкование ключевых понятий Конституции РФ и ГК РФ в случайно взятых учебниках, многие из которых допущены Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника.

Учебники по теории государства и права

Теорию государства и права ошибочно причисляют к юридическим наукам. ТГП имеет к ним такое же отношение, как и культурология. Это вполне типичная наука о единственном обществе, которая перевирает понятия действующего законодательства и не ставит своей задачей его совершенствование.

Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права

М.: Юристъ, 2004. Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений.

В этом учебнике Конституция РФ упоминается и цитируется часто, но только не в ключевых параграфах 2 и 3 главы 3: «Понятие и признаки государства» и «Сущность государства: различные подходы». Авторами приводятся чужие и свои досужие толкования понятия «государство».

Читаем: «Государство - это выделившаяся из общества и обусловленная его социально-экономическим укладом, традициями, культурой политическая организация суверенной публичной власти». Простыми словами, государство - это организация власти!

Откуда это взято? В Конституции РФ нигде не сказано, что государство - это организация власти и т.п. Неужели Россия - это лишь организация власти?

Особенно поражает словосочетание «выделившаяся из общества» (сравни с ч. 2 ст. 14 Конституции РФ).

Авторы заявляют, что «идея правового государства - западного происхождения» и ниже пишут: «законы - цивилизованное средство управления обществом». Тем самым авторы признают своё же непонимание как того, что чем отличается право от законов, так и того, что разработка законов - естественный этап развития государства.

Фирменной фишкой ТГП, отличающей её от прочих общественных наук, является противопоставление общества и государства.

«Общество и государство - понятия не совпадающие. Первое шире второго, ибо в обществе помимо государства есть и негосударственные структуры: политические партии, политические движения, общественные организации и объединения, трудовые коллективы и т.д. Государство есть лишь политическая часть общества, его элемент.

Государство занимает в обществе центральное положение и играет в нем главную роль. По характеру государства можно судить о характере всего общества, его сущности».

Но если общество шире государства, почему ему не нашлось места в Конституции РФ? Может быть потому, что это общество в единственном числе кануло в небытие вместе с распадом СССР?

Авторами употреблена классическая фраза обществоведов: «Давно сказано: жить в обществе и быть свободными от общества нельзя». Что же это за общество, если в нём живут люди, не уж-то страна?

Абдулаев М.И. Теория государства и права

Учебник для высших учебных заведений. М.: Финансовый контроль, 2004. 410 с. Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 021100 - «Юриспруденция».

В этом учебнике Конституция РФ упоминается и цитируется также часто, но только не в ключевом параграфе 2.1 «Понятие и признаки государства», где автором даются определения «государства» и «общества».

Читаем: «Государство - сложная политико-правовая форма организации общественной жизни. Оно призвано служить средством управления общественными процессами (защита прав и законных интересов граждан, обеспечение законности и правопорядка, безопасности граждан и общества)».

Откуда это взято? В Конституции РФ нигде не сказано, что государство - это форма организации общественной жизни. Там вообще нет упоминания «общественной жизни». В Конституции РФ нигде не сказано, что государство призвано обеспечить безопасность общества.

Общественная безопасность упоминается в тексте Конституции РФ, но это понятие отличается от безопасности общества примерно так же, как общественный транспорт от транспорта общества. У первого понятия гораздо больший объем, чем у второго.

В том же параграфе автором приводится определение общества: «Общество - это определенный тип отношений и связей между людьми (социальных, экономических, политических, духовных, юридических и т. д.), объединенных территориально, в рамках которых удовлетворяются их основные жизненные интересы и потребности (обеспечение прав и свобод, безопасность и др.)». Из этого определения можно сделать однозначные выводы о том, что:

  • общество - это не люди, а отношения и связи;
  • эти отношения и связи охватывают не всю страну, а некую территорию.

Таким образом, безопасность общества, по М.И. Абдуллаеву, - это безопасность отношений и связей. В Конституции РФ ничего подобного нет. Как видим, автор придумывает своё понимание государства и общества, сильно отличающееся от конституционных норм.

В тексте употреблен характерный оборот «человек, живущий в обществе», из которого следует, что общество - это не группа людей и не организация, потому что в группе людей не живут (правильно - среди людей), в организации также не живут. В воспитательной колонии живут.

Всего в учебнике М.И. Абдуллаева слово «общество» в единственном числе употребляется более 400 раз, то есть в среднем более 1 раза на каждую страницу. При этом хозяйственные общества упомянуты только в глоссарии.

В п. 5.2 автор пишет «Развитое демократическое правовое государство является социальной ценностью всего человечества, условием развития свободной личности, гарантом сохранения стабильного мира и благополучия». Поскольку далее автор довольно ясно утверждает, что Россия не является таким государством, возникает вопрос: какая-такая страна «является социальной ценностью всего человечества»? Из риторики автора следует, что такой страной может быть США, Великобритания или другая «западная» страна, то есть входящая в НАТО.

Для обществоведов государство - это абстракция, их нисколько не волнует, что Российская Федерация - Россия - это реальное государство, которое для её граждан одно, и именно оно для них ценность, какое бы оно не было.

«Гражданское общество - это сообщество свободных индивидов». Свободных от кого? Читал ли автор статью 10 действующего закона об образовании, пролоббированного обществоведами, согласно которой все «образующиеся» и их родители несвободны в «системе образования»?

Автором разводится типичная для обществоведов демагогия противопоставления реального государства и существующего в их воображении общества: «Не личность и общество служат государству, а государство должно служить человеку и обществу, не право служит государству, а государство должно служить праву». На чем основано это популистское утверждение, на положениях Конституции СССР 1977 года? Какому обществу должна служить Россия? Обществу обществоведов? Какому праву должна служить Россия? Праву обществоведов?

Простыми словами: М.И. Абдуллаев не знает и не хочет понять, что такое государство, и распространяет досужие «общепринятые» измышления. Возможно, он путает страну с органами власти, но скорее всего не понимает, что от чего отличается и несёт чушь, по наитию подбирая слова.

Учебники по социологии

Социология: Учебник для вузов / А.И. Кравченко, В. Ф. Анурин

СПб.: Питер, 2003. Допущен Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов несоциологических специальностей естественнонаучных, технических и гуманитарных вузов.

Ссылки на Конституцию РФ, законы отсутствуют. Автор умудряется не дать своего определения общества, оно отсутствует даже в глоссарии, приложенном к учебнику. Понятие общества толкуется через цивилизацию. «Надзор осуществляется не только на микро-, но и на макроуровне общества. Его субъектом является государство, и в этом случае надзор превращается в специализированный общественный институт, который разрастается в огромную систему, покрывающую всю страну». Из этой фразы сложно понять, как автор соотносит общество, государство и страну. Но видно, что толкование автором государства сильно противоречит его смыслу по главе 5 ГК РФ.

Классика жанра: «Человек, как известно, живет в обществе и быть свободным от него не может, как бы того ни желал».

Касьянов В.В., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология. Учебное пособие

Под ред. Касьянова В.В. Р-н/Д.: МарТ, 2000. 512 с. Учебное пособие написано в соответствии с новым Государственным образовательным стандартом Министерством высшего образования РФ Предназначено для студентов, аспирантов и преподавателей вузов.

Действующая Конституция не упоминается.

Авторы определяют общество как «совокупность или систему институционализированных форм поведения… Общество является самой крупной группой, к которой принадлежит индивид. Под «обществом» понимается самовоспроизводящаяся устойчивая социальная система, которая состоит из людей разного возраста и пола и образует экономические, политические и культурные системы». Абсолютно произвольные определения, не связанные с действующим законодательством РФ.

Процитировано и стороннее классическое понимание общества: «Социология представляет собой науку, которая изучает жизнь и деятельность людей, живущих в обществе себе подобных, и результаты такой совместной деятельности».

Показательно и определение гражданского общества - «высший этап развития; оно покоится на юридических нормах, признаваемых всеми». Авторы даже не подозревают, что такими нормами могут быть нормы, установленные Конституцией.

Касьянов В.В., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. неоднократно обращаются к выражению «семья - ячейка общества», при этом из контекста цитат видно, что под обществом понимается община, в частности религиозная секта.

Учебники по обществознанию

Клименко А.В., Румынина В.В. Обществознание

Учеб. пособие для школьников ст. кл. и поступающих в вузы. М.: Дрофа, 2004. Пособие предназначено учащимся старших классов и абитуриентам вузов, готовящимся к сдаче экзаменов за курс «Обществознание».

Авторы понимают государство как страну, цивилизацию, нацию (например, «границы государств», «государство является собственником всех средств производства»), но чаще как организацию: «резко возрастает роль государства», «в большинстве стран экономика … регулируется государством» и т.п.

Авторы не дают своего толкования общества, а ссылаются не на законодательство, а на философскую науку, которая определяет общество как группу людей (в узком смысле) либо как «индивидуумов, обладающих волей и сознанием, и способы взаимодействия людей и формы их объединения». И в то же время общество они трактуют как страну: «нельзя жить в обществе и быть абсолютно свободным от него» и т.д.

Учебники по культурологии

Авторы текстов по культурологии, допущенных для изучения в школах и вузах, не только не ссылаются на действующее законодательство, но и не утруждаются осмысливать основные понятия культурологии с целью предложения путей усовершенствования законодательства о культуре и т.п.

Гуревич П.С. Культурология. Учебник для вузов

М.: Проект, 2003. 336 с. Книга предназначена для преподавателей и учителей, студентов и учащихся старших классов, школ, гимназий, лицеев и колледжей.

Ссылки на Конституцию РФ и Основы законодательства Российской Федерации о культуре, утвержденные Верховным Советом РФ 09.10.1992 N 3612-1, отсутствуют. Действующие законы не упоминаются вообще. Такой подход характерен для культурологии, которая среди всех общественных наук отличается крайним конституционным и географическим нигилизмом.

Автор под культурой понимает «исторически возникшие селективные (избирательные) процессы, которые направляют действия и реакции людей с помощью внутренних и внешних стимулов». Это толкование понятия «культуры», совершенно отличается от нормативного, в котором культура чётко увязывается с памятниками и учреждениями (в Конституции РФ) и благами и ценностями (в Основах законодательства). В учебнике слово «блага» во множественном числе употребляется менее 10 раз. Гораздо чаще упоминаются «ценности», которые толкуются автором произвольно, безо всякой оглядки на действующее законодательство. Культура понимается автором как некие путы, которыми сковывают людей ради общества. В законодательстве ничего не говорится о том, что культура - «восточная» или «западная». Автор сам решил, что культура в России «восточная», придумал, чем она отличается и должна отличаться от «западной».

Автором употребляется характерный для обществоведов оборот «жить в обществе»: «Человек не только природное, но и общественное существо. Он не может, не умеет жить в одиночку. С самого начала своего существования он живет в обществе, вместе с другими людьми, которые тесно соединены между собой родственными, хозяйственными и другими связями. Общество - это люди, тесно, связанные между собой многочисленными отношениям и взаимными действиями». То есть общество - это люди, в которых живет человек!

II. Географический нигилизм

Значительная часть общественных наук, а культурологии, этики и т.п почти полностью посвящены рассуждениям о географических понятиях - «европе», «азии», «западе», «востоке» и т.п.

При этом авторы XXI века полагаются на «естественнонаучные» наблюдения Геродота, Гегеля и прочих «географов» прошлого. Так, П.С. Гуревич на полном серьёзе ссылается на досужие домыслы Гегеля: «В Европе, в стране умеренного климата, умеренной гористости, удобного для мореходства побережья, дух быстро и решительно возвышается над природой и очень скоро начинает рассматривать её как свой инструмент. Азия, наоборот, по мнению Гегеля, являет резкий контраст между днем и ночью, или, говоря географически, между речной долиной и горным хребтом. И этот контраст задает определяющий тон азиатской истории. Высокогорная гряда, плоскогорье и речные долины - вот что, по Гегелю, Азии её физический и духовный характер…».

То есть Швейцария, Австрия - это «азия», а страны Северного моря, Аравийского полуострова и т.д. - «европа»? Предвидя такой вопрос, П.С. Гуревич, находчиво ссылаясь на Гелеля, пишет: «изоляционизм восточных народностей проявляется в том, что, даже имея удобную береговую линию, они не становятся морскими державами в подлинном смысле слова».


Книга П.С. Гуревича почти сразу начинается с теории так называемого «европоцентризма» и сожалений о том, что «европоцентризму» приходит конец. То, что называют «европоцентризмом», по сути, - r1b-центризм, то есть пропаганда расового превосходства носителей r1b-гаплогруппы.

В учебнике Касьянова В.В., Нечипуренко В.Н., Самыгина С.И. применительно к России применено слово «азиатчина» без какого-либо критического разбора либо объяснения. То есть авторы, пользуясь случаем обзора шовинистической литературы, вбросили в умы читателей заразительное слово-паразит.

Далее те же авторы цитируют ещё один бред, не указывая источник, поскольку подобные фразы встречаются почти во всех учебниках по социологии, полититологии, философии и т.п. «Россия находится на перекрестке между Западом и Востоком. Но Запад враждебен, а Восток населен комплиментарными этносами, зависимыми от нас хозяйственно и культурно» (Цит. по: Касьянов В.В., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Указ соч.).


У обществоведов нет общепринятого понимания не то что заведомо вымышленных границ «запада», но и границ «европы» - от которой растут «ноги» всего «запада». Даже те, кто декларирует восточную границу «европы» вдоль Уральских гор, постоянно пишут о том, что Россия расположена вне «европы». А те, кто декларирует размеры «европы» равные современному Евросоюзу, часто в своих высказываниях суживают её до полудесятка стран, входящих в её состав.

Когда обществоведов спрашивают, на каком основании он различает «европу» и «азию» в пределах единого континента Европа, то наиболее находчивые из них дают три популярных объяснения:

  1. якобы Уральские горы свидетельствуют о древнем столкновении европейского субконтинента и азиатского субконтинента. Звучит вполне правдоподобно, поскольку Уральские горы - горная система, длиной более 2000 (с Пай-Хоем и Мугоджарами - более 2600) км, шириной от 40 до 150 км;
  2. «европа» в размерах полудесятка стран, ныне входящих в Евросоюз, это якобы светоч цивилизации и культуры, и потому центр координат континента. Там возникло всё самое ценное: демократия, права и свободы, первые конституции и законы, научные технологии и т.д. Все остальные страны, за исключением разве что стран, заселённых r1b-гаплогруппами, это периферия;
  3. так принято, это традиция, смирись и верь, чтобы стать достойным членом общества. Иди, окончи школу и не задавай глупых вопросов; и т.п.


На континенте Европа находится более 10 (!) горных систем. Почему "евразия" умозрительно поделена только на «европу» и «азию»? Почему не на 10-12 частей «света»?

Например:

  • Длина Карпатских гор около 1500 км, шириной от 100 км до 420 км.
  • Длина Алтайских гор - 1833 км, макс. шириной 1182 км.
  • Монгольский Алтай - 1000 км, шириной от 150 км до 300 км.
  • Горная система Гималаев имеет свыше 2900 км в длину и около 350 км в ширину.
  • Куньлунь - длина 2500 км, ширина - от 150 км до 600 км.
  • Большой Кавказ - 1150 км, ширина - от 32 до 160 км.

А есть еще: Малый Кавказ, Внутренний Тянь-Шань, Восточный Памир, Западный Памир, Гиссаро-Алай, Гиндукуш, Каракорум, Саяны.

При всё этом среди горных систем "евразии" Уральские горы одни из самых низких.

В геологии нет общепризнанного понятия «европейская плита». Есть «"евразийская" плита».


«Сердцевиной Востока для Гегеля остается Индия» (Цит. по: Гуревич П.С. Указ. соч.).


Зато есть понятие Индостанской (Индийской) тектонической плиты, отличной от "евразийской". Да, да, в учебниках геологии так и пишут отличной от "евразийской".

Нет общепризнанного понятия «европейский субконтинент». Зато есть «аравийский субконтинент», который принадлежит африканской плите.

В науке есть понятие «индийский субконтинент» - субконтинент к югу от Гималаев, на котором расположены государства: Пакистан, Индия и Бангладеш, часто также включают территории Непала, Бутана, Шри-Ланки, иногда ещё Мальдив и части Афганистана. Назван по Индии.

Таким образом, строго географически, Пакистан, Индия и Бангладеш не являются ни восточными, ни азиатскими!


Однако обществоведы упорно именуют эти и другие страны восточными и азиатскими, ссылаясь на досужие измышления и придуманные самими критерии. «Обычно все многообразие локальных цивилизаций делят на две большие группы - восточные и западные. Для первых характерна высокая степень зависимости индивида от природы и географической среды, тесная связь человека с его социальной группой, низкая социальная мобильность, господство среди регуляторов общественных отношений традиций и обычаев. Западные цивилизации, напротив, характеризуются стремлением к подчинению природы власти человека приоритетом прав и свобод личности над социальными общностями, высокой социальной мобильностью, демократическим политическим режимом и правовым государством» (Клименко А.В., Румынина В.В. Указ. соч.).


Обществоведами широко применяется следующий приём: чтобы обосновать неистребимую «африканность» африканцев, они стараются их изобразить сейчас такими, какими многие «европейцы» были ещё 1 тыс. лет назад: «Африканский негр, будь то крестьянин, рыбак, охотник или пастух, живет на лоне вне земли и в то же время с ней. Он вступает в доверительные отношения с деревьями, животными, подчиняясь суточным и сезонным ритмам природы» (Цит. по: Гуревич П.С. Указ. соч.). Обществоведам либо неизвестно, что Африка урбанизируется быстрыми темпами, либо они пытаются ввести в заблуждение о том, что урбанизация - свойство только r1b-народов, а все остальные народы только и мечтают вернуться на деревья.

Чтобы обосновать «коллективность» современных россиян, авторы обращаются к свидетельствам жизни их пращуров, отмахиваясь от фактов, что точно также жили и предки современных «европейцев».


Обществоведы поделили "евразию" на две части «европу» и «азию», потому что для них самой ценной является только «европа», а вся остальная часть "евразии", на которую приходится более 90% территории материка и в которой проживает более 90% населения материка, для них одна периферия и все на одно лицо - «азиаты».


Обществоведов нисколько не смущает, что большую часть "евразии" заселяют европеоиды, а монголоидам принадлежит лишь полудесяток стран материка. Для них только малая часть европеоидов, проживающих в "евразии" - европейцы, а все остальные для них одинаково «азиаты».

В их теоретических построениях менее 1/10 "евразии" - это «запад», а 9/10 "евразии" - это «восток». Невзирая на то, что на карте мира «европа» - маленькая окраина "евразии", они упрямо именуют её центром мира, а всю остальную "евразии" - периферией «европы». Где бы и что бы не находилось в этой «азии», оно всегда восточное. Потому и Индия «азиатская» и «восточная», хотя к "евразии" она имеет условное отношение, не говоря уже про Азию; монголоидов там относительно немного и расположена она строго на юге от России.

Расположение «азиатских» стран относительно России для обществоведов не имеет ни малейшего значения. Все эти страны - «восток», «восточные», как и сама Россия.


«Разграничение Запада и Востока стало формой обозначения эллина и варвара, «цивилизованности» и варварства… Подобный взгляд со временем оформился в одну из традиций, унаследованных социальной практикой и духовной жизнью послеантичной Европы» (Гуревич П.С. Указ. соч.).


Под «западом» обществоведами понимается часть стран, ныне входящих в военный блок НАТО, а под «востоком» - все остальные страны "евразии", а также страны Северной Африки. Прочие страны обществоведов не интересуют вообще, поскольку они не собираются с ними делить мир (ВПК, интересы которых они обслуживают).


Не совсем типичная фраза: «Так возникли государства у древних германцев, арабов и многих других восточных народов» (Абдулаев М.И. Указ.соч.). Нетипично то, что наряду с германцами автор выделил арабов. Обычно арабы также обезличены как «азиаты».


Обществоведов нисколько не смущает, что страны Северной Африки расположены строго к югу от «европы», а некоторые из них - юго-западнее. Обществоведами постоянно меняются критерии отнесения к «западу» стран с тем, чтобы в их числе всегда были только страны НАТО. Это могут быть сугубо голословные критерии демократии либо показатели ВВП на душу населения, при этом методика расчета ВВП выбирается всегда такая, чтобы у «запада» было больше и толще, а у «востока» меньше и тоньше. Обществоведов нисколько не беспокоит, что некоторые страны «востока» по объективным показателям сегодня достигли и превзошли объективные показатели многих стран «запада», по которым 30-40 лет назад и позднее тех относили к «западу».

Простыми словами, «запад» - это будущее или настоящее НАТО.

Такая примитивизация наиболее активно поддерживается в нашей стране военным лобби со времен создания НАТО, поскольку истерия военной угрозы со стороны некоего якобы целостного и огромного образования позволяет увеличивать военный бюджет и долго удерживать у власти авторитарное руководство. В результате произошло сращивание интересов ВПК и обществоведов, которое в России берет своё начало ещё с царских времён. Слово «запад» является прекрасным эвфемизмом, чтобы слишком часто не использовать аббревиатуру НАТО (ранее - различные иностранные империи, Антанта, Рейх и т.д.) и тем самым не побуждать граждан попытаться осмыслить риторику угроз.


«Для отечественной правовой системы характерны черты и европейской цивилизации, и восточной культуры с присущими ей коллективистскими началами» (Абдулаев М.И. Указ.соч.). Откровенная профанация, призванная выставить россиян неполноценным народом. Какая имеется в виду правовая система, если автор не анализирует действующее законодательство? Где и как он показал, что действующее законодательство имеет коллективистские начала? Или под «правовой системой» он имеет в виду общественные науки?

Двоичная логика обществоведов

«Две разные культуры - античная и азиатская» (Гуревич П.С. Указ. соч.).

Деление обществоведами "евразии" только на две части - типично для применяемой ими двоичной логики. Обществоведы всё разнообразие мира свели к примитивному противопоставлению пар:

Слова слева - это «хорошо», слова справа - «плохо». При этом обществоведы умудряются постоянно путать противопоставляемые понятия в парах и не понимать тождественность некоторых слов, входящих в разные мемплексы, например, тождественность «хорошего» общества и «плохого» коллектива, «хорошей» духовности и «плохой» культуры и т.п. и т.д.

А всё разнообразие обществ в отдельно взятой стране они сводят к обществу в единственном числе; и т.п.

Выводы

Выделим наиболее характерные особенности общественных наук:

  1. все авторы толкуют государство как организацию, но изредка пробалтываются, что это таки страна;
  2. все авторы склоняются понимать общество как страну. Например, они утверждают, что общество единственное (то есть страна), государство возникает в обществе (то есть в стране), люди живут в обществе (то есть в стране) и т.п. Ни один из авторов не пытается объяснить, чем общество в единственном числе, о котором они пишут, отличается от общества в смысле ГК РФ, тем самым намеренно вводя читателей в заблуждение.

В целом общественные науки не описывают реальный мир, а придумывают свою правовую и географическую реальность, существенно отличающуюся от настоящей.

Авторы общественных наук приучают читателей к конституционному нигилизму, внушают представление о Конституции РФ как филькиной грамоте, которая ничего не значит. Географический нигилизм общественных наук стал следствием крайне выраженного r1b-центризма, в котором все лучшие достижения человечества приписываются странам с преобладающей r1b-гаплогруппой, а весь остальной мир подается как бессмысленная, никчемная и опасная для цивилизованного мира периферия.

Предложения

  1. отделить общественные науки от юридических наук;
  2. исключить общественные науки из обязательных учебных программ как не соответствующие ни статусу наук, ни задачам Российской Федерации;
  3. лишить общественные науки бюджетного финансирования;
  4. включить в стандарты учебных программ требования о полном и безусловном соответствии терминов, слов, понятий действующему законодательству и объективной реальности. При противоречии первого и второго отдавать предпочтение второму с обязательным обоснованием.